Цивилизация и вызовы времени  //  Проект Фонда Изучения Исторической Перспективы

За суверенную Европу

За суверенную европу

Берлин, 22 ноября 2014 г.

Конференция «Примирение с Россией»

«Все законы и правила морали можно свести к одному: к Истине.»
Иоганн Вольфганг фон Гёте[1]

Уважаемые дамы и господа,

основные причины нынешней кризисной ситуации с Россией – поскольку украинский кризис является происходящим на украинской территории конфликтом именно с Россией – следует искать как в политической, так и в психологической плоскости.

Я твердо убежден в том, что источник кризисной ситуации с Россией кроется в проекте создания Трансатлантической зоны свободной торговли, в так называемом Соглашении TTIP.

С этим проектом, переговоры по которому ведутся в обстановке строжайшей секретности между Брюсселем и Вашингтоном, существующая геополитическая конкуренция Запада с Россией достигла нового уровня.

Хилари Клинтон, бывший Министр иностранных дел и претендент на пост Президента США, сформулировала в декабре 2012 года сущность этой конкуренции очень четко:

«В настоящее время мы наблюдаем попытки возрождения Советского союза в Восточной Европе и Центральной Азии. Это именуется Таможенным союзом, Евразийским союзом или как-либо еще. Однако нам известна подлинная цель этой активности – и мы приложим все усилия для того, чтобы затормозить этот процесс»[2]

То есть, для американской стратегии экзистенциальной необходимостью является принудительная интеграция Украины в лагерь западных стран. Речь идет о том, чтобы помешать России расширить границы Таможенного и Евразийского союзов. Для американской стратегии стало абсолютно неизбежным стремление нанести смертельный удар России, вырвав из сферы ее влияния Украину – поскольку США пребывают в уверенности, что этой стране предначертана ключевая роль в Евразийском союзе.

Тем не менее, в этом очень важном вопросе речь идет не только о геостратегии, но и о мета-политике. Я имею ввиду, что намерение создать Трансатлантическую зону свободной торговли предполагает наличие мета-политики – в частности, резкого возрастания уже существующего пост-национализма Запада. Только на пост-национальной, пост-исторической и пост-модернистской основе может быть создана подобная супранациональная общность.

К сожалению, Европейский союз проявляет к этому полную готовность. 25 лет тому назад ЕС вступил в период пост-национальной логики, после того Маастрихтский договор положил конец национальным валютам Европы.

Согласно этой пост-национальной европейской идеологии, старые нации Европы представляют собой угрозу для мира. Поразительная в своей резкости версия европейской истории, ставшая супер-догмой ЕС, видит в прошлом агрессивные нации, воевавшие друг против друга – и противопоставляет этому современность, где Европейский союз является новой формой международных отношений, исключающей возможность войны. Я хочу обратить Ваше внимание на тот факт, что именно этот тезис использовался в советские времена: тогда страны-участники Варшавского договора тоже были призваны реализовать новую форму межгосударственных отношений. [3]

Данная идея является ключевой в европейской идеологии и повторяется вновь и вновь, чтобы оправдать бескрайний европейский централизм. Согласно европейской идеологии, нациям, как политическим субъектам, надлежит уступить место пост-национальной европейской интеграции.

Это означает, что ЕС ныне руководствуется полностью американизированной идеологией – потому что пост-национализм и образует ядро американской идеологии как таковой. Согласно данной идеологии все национальные различия должны быть устранены – как это уже имеет место в самих Соединенных Штатах.

Вице-президент Джо Байден сформулировал квинтэссенцию этой идеологии 3 октября текущего года, рассказав общественности о своей беседе с водителем такси в Косово: Байден показал таксисту американских солдат различного этнического происхождения – испанского, африканского, китайского – на военной базе Кэмп-Бондстил и прокомментировал это так: «Вот смотри – это и есть Америка. Если вы не научитесь жить вместе так, как это делаем мы, то вам никогда, никогда не видать прогресса».[4]

Является очевидным то, что Трансатлантическая зона свободной торговли значительно усилит уже существующий трансатлантический альянс. Военный альянс практикуется уже много десятилетий; политический альянс укрепляется как бы само собой разумеющимся образом: Виктория Нуланд, начальник одного из департаментов в Министерстве иностранных дел США, сыгравшая ведущую роль в украинском кризисе, посвятила свое первое официальное выступление в ноябре 2013 года, за две недели до начала протестов на Майдане, теме необходимости «трансатлантического возрождения». По мнению Нуланд, «трансатлантическое сообщество» должно быть усилено с тем, чтобы оно могло возглавить мир.[5]  Некоторые наблюдатели даже выразили мнение, что НАТО следовало бы поблагодарить господина Путина за то, что он дал этому блоку в Украине новое право на существование.[6]

Теперь мы уже знаем, насколько госпожа Нуланд действительно ценит ЕС. Это она использовала в феврале в телефонном разговоре с американским послом в Киеве формулировку «Да пошел он, этот ЕС», ставшую публичной вследствие прослушивания. И ее позиция полностью совпадает с позицией Джо Байдена, который 3 октября гордо поведал о том, что США вынудили Европу использовать санкции против России. Байден сказал:

«Мы поставили Путина перед выбором. Или суверенитет Украины будет соблюден, или Россия столкнется с последствиями. Это позволило нам объединить основные экономически развитые государства, чтобы заставить Россию заплатить реальную цену. Это правда, что они (страны Евросоюза) этого не хотели. Но Америка взяла лидерство на себя, и президент США настаивал на этом, иногда ему даже приходилось ставить в неловкое положение Европу, чтобы она с риском понести экономический ущерб начала действовать с целью заставить (Россию) расплатиться.»[7]

Таким образом, речь идет об американском плане упрочения американского мирового господства путем создания трансатлантического сообщества. Тот, кто говорит о «трансатлантическом сообществе», может думать при этом только о бывшем Европейском сообществе;  а тот, кто планирует создание трансатлантического внутреннего рынка, неизбежно придет к идее единой трансатлантической валюты. Это та перспектива, к которой мы должны готовиться на период ближайших 25 лет.

Для реализации такого плана необходим враг – и возможно даже война. Параллели с Югославией бросаются в глаза. Точно так же это было в начале 90-х годов: ЕС буквально спровоцировал начало боевых действий в Югославии, когда части Югославии во имя евроинтеграции стремились оторваться от Белграда. И теперь в Украине война изображается как цивилизационный шок – как война между цивилизацией и варварством, чтобы привести в движение Соглашение о TTIP. Президент Обама в своем обращении к европейской молодежи 26 марта в Брюсселе заявил, что Россия представляет собой экзистенциальную угрозу для всего наследия европейского и американского либерализма.[8]

То есть Россия назначена на должность внешнего врага с целью осуществления плана полной денационализации Европы. К сожалению, Европа выражает к этому полную готовность. Идеологии анти- или транснациональные точно так же сильны в Европе, как и транс-сексуальные идеологии, в чем мы могли убедиться в прошлом году во время конференции в г. Шкойдитце под Лейпцигом. Отрыв от нации происходит одновременно с отрывом от семьи и от пола. И в усилении этой идеологии Россия играет ключевую роль – роль жупела.

Все это заставляет меня заняться психологическим анализом. Пугающий имидж России сегодня является искусственно созданным психологическим феноменом: собственно говоря, речь идет вообще не о России, а об импульсах, которые в Европе отрицаются и подавляются – чтобы затем спроецировать их на Россию как на архетип зла. Лишение Европы национальной идентификации совмещается с изображением России националистической страной; война против семьи и против сексуальных отличий совмещается с карикатурным изображением России, преследующей гомосексуалистов; выхолащивание христианских идей в Европе совмещается с абсурдной идеей, распространяемой некоторыми политиками, согласно которой Россия превратилась в теократическое государство. Все эти жупелы служат одной явной политической цели: ликвидировать разницу между европейцами и американцами, утвердив их в постмодернистском существовании без национальной идентификации.

То, что все это является порождением идеологии, видно на примере наших политиков, абсолютно слепых по отношению к реальности. Трудно поверить в то, что мы живем в мире, где Министр иностранных дел США Джон Керри может заявить – как он сделал это 2 марта – в адрес России:

«В 21 веке нельзя вести себя в стиле 19 века и вторгаться под надуманным предлогом в другую страну.» [9]

Данная цитата подтверждает слепую сущность постмодернистской политики: неужели господин Керри действительно верит в то, что его собственная политика – вовсе не политика, а сплошная поддержка интересов всего человечества? Неужели он действительно полагает, что активная защита собственных интересов на международной арене свойственна исключительно России? Боюсь, что он действительно в это верит. В качестве примера того, как далеки от реальности бывают воззрения политиков, можно привести цитату из торжественной речи Президента США Обамы, оглашенной им по предварительно написанному тексту в марте: по его словам, в Косово был проведен референдум о независимости — и это утверждение можно до сих пор найти на официальной Интернет-странице Белого дома.[10]

Президент Путин выразил свое разочарование этим опасным лицемерием во время интервью первому каналу германского телевидения ARD, задав риторический вопрос о европейских политиках: «Им что, политика застилает глаза?»

Действительно, риски нашего времени заключаются в том, что наши политики ослепили сами себя своей идеологией. Отсюда и буквальное помешательство западных политиков, и причины этого помешательства кроются в этой ужасающей слепоте.

Уважаемые дамы и господа, эта слепота может быть преодолена лишь тогда, когда мы вновь вернемся к реальности. И я имею в виду не только реальность России или Украины, но и реальность самой Европы. Частью этой реальности – основополагающей частью – является то, что Европа поделена на разные нации, и что это многообразие не угроза – но богатство. Нация суть одна большая семья – в своем природном единстве она должна быть защищена национальным государством, она должна получать поддержку от него. Лишь в том случае, если Европа освободится от пост-национализма Евросоюза и Соединенных Штатов Америки и вернется к национальному принципу, она сможет вернуть свою утраченную суверенность.


[1] Беседа с Фридрихом фон Мюллером, 28 марта 1819 г. Беседы Гёте (Goethes Gespräche). Издатель: Woldemar Freiherr von Biedermann (Leipzig 1889–1896), том 4, стр. 731.

[2] Clinton vows to thwart new Soviet Union, Financial Times, 6 декабря 2012 года.

[3] «Eastern Europe is a living example of Socialist internationalism and new international relations, indeed the most mature and sophisticated organizational effort on behalf of international communism to date.» Nish JAMGOTCH Jr, «Alliance Management in Eastern Europe: the New Type of International Relations», in World Politics 27, No. 3 (1975) : p.428. Or again: «The treaties of the USSR and the People’s Democracies are a new type of international co-operation based on the common character of the political and socio-economic structure of these countries.» E. A. KOROVIN, Mezhdunarodnoe pravo, Moscow, 1951, p. 145. Compare with this: «The European Union represents a new form of relations between states and can be considered as an international organization of special type — sui generis. The legal basis of its operation can be called above the national, respectively supranational» Salmani BEDRI: Globalization — Transition and Integration. Ljubljana and Pristine: Albanica and Zenith: 2006.

[4] Remarks by the Vice-President at the John F Kennedy Forum, 3 October 2014, http://www.whitehouse.gov/the-press-office/2014/10/03/remarks-vice-president-john-f-kennedy-forum

[5] Victoria Nuland, Toward a Transatlantic Renaissance: Ensuring Our Shared Future, 13 November 2013: http://www.state.gov/p/eur/rls/rm/2013/nov/217560.htm

[6] Ewen MacAskill, Putin and the Ukraine crisis will force moribund Nato to reinvent itself, The Guardian, 2 September 2014

[7] Remarks by the Vice President at the John F. Kennedy Forum, 2 October 2014: http://www.whitehouse.gov/the-press-office/2014/10/03/remarks-vice-president-john-f-kennedy-forum

[8] President Obama: «So I come here today to insist that we must never take for granted the progress that has been won here in Europe and advanced around the world, because the contest of ideas continues for your generation. And that’s what’s at stake in Ukraine today. Russia’s leadership is challenging truths that only a few weeks ago seemed self-evident — that in the 21st century, the borders of Europe cannot be redrawn with force, that international law matters, that people and nations can make their own decisions about their future.» Remarks by the President in Address to European Youth, Palais des Beaux Arts, Brussels, 26 March 2014, http://www.whitehouse.gov/the-press-office/2014/03/26/remarks-president-address-european-youth

[9] Face the Nation, CBS, 2 March 2014: http://www.cbsnews.com/news/face-the-nation-transcripts-march-2-2014-kerry-hagel/

[10] President Obama: «And Kosovo only left Serbia after a referendum was organized not outside the boundaries of international law, but in careful cooperation with the United Nations and with Kosovo’s neighbors.», Remarks by the President in Address to European Youth, Palais des Beaux Arts, Brussels, 26 March 2014, http://www.whitehouse.gov/the-press-office/2014/03/26/remarks-president-address-european-youth

comments powered by HyperComments