Цивилизация и вызовы времени  //  Проект Фонда Изучения Исторической Перспективы

«Россия вырвала нас из ада…»

К 140-летию освобождения Софии русскими войсками

Не нам, не нам, но имени Твоему… 
Эти слова из 113 псалма высечены на «Русском памятнике»
– обелиске, воздвигнутом в Софии у дороги,
по которой в декабре 1877 года бежал из города турецкий комендант…

23 декабря/4 января, незадолго до праздника Рождества Христова, генерал Иосиф Гурко с западным отрядом русской армии вошел в освобожденную ими Софию, совершив, казалось бы, невозможный героический зимний переход через Балканский хребет. Мороз достигал 20 градусов, стоял туман, дул пронизывающий ветер. Путь проходил через сугробы, вдоль обрывов и пропастей. Тяжелый подъем и не менее тяжелый спуск…

«Русское командование по совету Д.А. Милютина, – пишет историк Николай Троицкий, – отважилось на безотлагательный переход через Балканский хребет, чтобы использовать расстройство турок после падения Плевны и предупредить вмешательство западных держав «в защиту Турции». Иностранные военные специалисты были уверены, что зимой перейти Балканы нельзя. Начальник Генерального штаба Германии X. Мольтке разрешил немецким военным наблюдателям при русской армии уехать на зиму в отпуск, а Бисмарк сложил у себя карту Балканского полуострова и сказал, что до весны она ему не понадобится. Переход действительно был одним из самых трудных в истории войн. Русские солдаты с невероятными усилиями втаскивали на обледенелые кручи орудия, которые часто вместе с людьми и лошадьми срывались в пропасть. Генералу Гурко донесли, что на один из перевалов артиллерию даже на руках поднять нельзя. Гурко приказал: «Втащить зубами!» – и втащили».

Несмотря на трудности, софийская операция прошла блестяще. «У ворот Софии в ожидании генерала Гурко стояли толпы людей, – писал военный корреспондент князь Всеволод Крестовский. – Народ кричал и рукоплескал». В храме св. Короля Стефана (в наст. время – кафедральный собор св. мч. Недели) был отслужен первый благодарственный молебен за освобождение города. В дар храму генерал Гурко передал сопровождавшую его в этом походе икону Богородицы „Всех скорбящих радосте“, которая стала одной из главных святынь и сохранилась до настоящего времени.

Процветавшая в давние времена София предстала перед взором русских «чудо-богатырей», как назвал своих воинов сам генерал Гурко, разрушенным, потонувшим в грязи и крови городом, не дотягивающим до 12 тысяч населения вместо былых пятидесяти. Городом, покрытым виселицами, зияющим оскверненными алтарями. Прежде только в центре Софии было двенадцать православных храмов, но ко времени освобождения осталось два. Над разрушенным храмом св. Иоанна Крестителя была воздвигнута главная мечеть, минаретов по всему городу насчитывалось около пятидесяти. Под запретом был колокольный звон. На теперешней площади Народного собрания был заболоченный ров, на месте самого здания болгарского парламента – заросший кустарником римский акрополь. Рядом – остатки величественного некогда храма XII века, дальше – руины Святой Софии, базилики V века. На месте Софийского университета была бахча. Перед тем, как покинуть Софию, комендант Осман-Нури-паша вообще намеревался сжечь город дотла, но не успел.

«Россия вырвала нас из ада, – пишет известный болгарский публицист Велеслава Дырева. – Чтобы мы воскресли. Как государство, как нация. За нас, ради нас, ради православного болгарского народа погибли 109 498 русских солдат, офицеров, врачей, медсестер, санитаров. По 365 в день». Более ста тысяч павших на поле брани, скончавшихся от ран, болезней, замерзших на перевалах. Более ста тысяч человек, положивших, согласно Евангелию, души свои «за други своя». «Самой честной войной в истории Европы» назвал русско-турецкую освободительную войну известный болгарский историк профессор Андрей Пантев. Именно это – правое дело, Божье дело – помогло русским победить превосходящего численностью и оснащенностью противника. «Не в силе Бог, а в правде» – сказал некогда святой благоверный князь Александр Невский. «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему даждь славу…» (Пс.113:9) – говорили о своих победах наши боголюбивые предки.

София помнит героев. От площади «Русский памятник» идет бульвар, носящий имя генерала Скобелева. Одна из главных улиц Софии названа именем Царя-освободителя Александра II, есть в столице улицы генералов Гурко, Столетова, Тотлебена, графа Н. Игнатьева, князя А. Дондукова-Корсакова. Главный – патриарший собор Болгарии (и самый большой на Балканах) построен на народные деньги в память о подвиге и великой жертве русских воинов и освящен во имя святого Александра Невского – небесного покровителя Государя Александра II. На главной площади Софии стоит величественный памятник Царю Александру II. Есть в столице памятник погибшим в этой войне медикам. Вот уже 140 лет во всех православных храмах Болгарии на каждой литургии, на Великом входе звучит: «Блаженнопочившего освободителя нашего Царя Александра Втораго Александровича и всех православных вождей и воинов, на поле брани живот свой положившие за веру и освобождение Отечества нашего, да помянет Господь во Царствии Своем». А в 2005 году была возрождена традиция отмечать День освобождения Софии 4 января литийным шествием.

История российско-болгарских отношений начала делать странные повороты уже вскоре после ее освобождения от османского ига. Не все было гладко и в последние два с половиной десятилетия. В Болгарии время от времени раздавались голоса, что нужно и храм-памятник «перекрестить» именами «своих» святых, и что хватит уже русскому царю смотреть со своего постамента на здание парламента, словно укоряя народных избранников. Но все заглушалось и заглушается стройным пока еще хором голосов, воздающих славу подвигу и благодарность братскому русскому народу. И это не просто слова, а биение сердца – то, что прочнее всех земных памятников, что переходит в вечность…

comments powered by HyperComments