Цивилизация и вызовы времени  //  Проект Фонда Изучения Исторической Перспективы

Россия и Европа – возможно ли сближение?

rossiya_i_evropa_–_vozmozhno_li_sblizhenie

Успех националистов 25 мая может поменять политическую картину континента

За обострением кризиса на Украине и бурной реакцией западных элит на воссоединение Крыма практически незаметными остались события, которые, по сути, равносильны столкновению континентальных и цивилизационных плит.

Выступая в Конгрессе, президент США Барак Обама заявил, что переговоры о создании трансатлантической зоны свободной торговли (ЗСТ), включающей США и ЕС, перешли в стадию практической подготовки документов. Правда, в феврале Евросоюз объявил о трёхмесячном перерыве в ходе переговоров, так что названный Обамой срок подписания договора – декабрь 2014 года – оказался совершенно нереальным. В качестве причины еврокомиссар по вопросам внешней торговли Карл де Гюхт назвал большую обеспокоенность европейской общественности последствиями подписания договора. Подумать только: евробюрократы начали считаться с мнением народа в своих странах! И действительно, по достаточно заангажированным подсчётам трансатлантическая ЗСТ увеличит ВВП США на 1,5%, а Евросоюза на 0,5%. Но при минимально беспристрастном взгляде становится ясно, что от снятия значительной части таможенных барьеров выиграет только американская экономика, в которой меньше социальная нагрузка и администрирование, а Европе достанутся одни убытки.

И что ещё важнее, трансатлантическая ЗСТ окончательно поставит Евросоюз в политическую зависимость от США и похоронит все надежды на становление Евросоюза как самостоятельного центра силы в многополярном мире.

Да, этот проект нужен США, но зачем он нужен Европе ? Впрочем, успокаиваться рано. Один из самых больших сторонников трансатлантического объединения – это канцлер Германии Ангела Меркель, так что всё по-прежнему очень серьёзно.

С другой стороны, на саммите Россия-ЕС президент России Владимир Путин предложил Евросоюзу создать зону свободной торговли между ЕС и ЕврАзЭС. Реакция европейских элит была весьма сдержанной, но тем не менее на этом саммите было подписано много договоров о расширении сотрудничества России и ЕС в отдельных отраслях. В принципе речь идёт о том, что геополитики называют континентализмом или строительством континентальной империи в противовес морской, то есть США.

Таким образом, практически одновременно Европе были предложены два интеграционных проекта огромного масштаба, а её выбор очень во многом определит дальнейшее развитие мира в XXI веке.

В пользу атлантического вектора работает весь опыт Евросоюза, начиная с создания НАТО в 1949 году, когда Европа фактически делегировала США все функции гаранта европейской безопасности, и за 65 лет к этому уже полностью привыкла. И что ещё важнее, финансовый капитал – это субстанция весьма космополитичная, и европейская элита переполнена патриотами долларового печатного станка, готовыми действовать в ущерб национальным интересам своих стран, или скажем так, интересам печатного станка евро.

В пользу континентального вектора интеграции работают национальные интересы европейских стран и стремление Европы освободиться от американского диктата. В принципе, Европа не хочет сама нести имперскую миссию – то есть, доступ к сырью, ядерный зонтик и локальные войны по всему третьему миру для защиты своих интересов – и готова платить через отток капитала тому, кто будет нести имперскую миссию за неё. Сейчас это делают американцы. Но сырья в России и своего полно. И доступ к чужому она при необходимости может обеспечить. И ядерный зонтик равен американскому. А боеспособность российской армии в плане военного усилия, которое она может развить на единицу потраченных средств, то есть по критерию стоимость/эффективность, даже намного лучше американской. Если программа перевооружения до 2020 года будет выполнена, то Россия будет уступать США только на море, а на суше и в тактической авиации будет даже сильнее американцев. Следовательно, Россия вполне может заменить США в роли военного гаранта европейской безопасности, и не будет этой ролью злоупотреблять так сильно, как американцы.

Например, что такое Вторая Иракская война 2003 года с точки зрения отношений США и ЕС? Это была рейдерская атака американцев против Евросоюза. Все нефтяные участки Ирака отняли у немецких и французских нефтяных компаний и за бесценок раздали американским и английским.

Гарант безопасности просто ограбил своих подопечных, которых должен был защищать. В рамках русской имперской традиции такое поведение немыслимо.

Да, нынешняя европейская элита, как уже отмечалось, до отказа переполнена патриотами долларового печатного станка. Но ширится в Европе и сопротивление – антиамериканское, направленное против евробюрократии, и в значительной мере дружественное к России.

Лидер французского Национального фронта Марин Ле Пен и руководитель голландской Партии Свободы Герт Вильдерс сформировали группу Европейский альянс за свободу, к которой примкнули итальянская Северная лига, австрийская Партия Свободы, партия Шведские демократы, Антииммигрантская партия Дании и Новый Фламандский альянс, который выступает за мирный раздел Бельгии на два государства – Фландрию и Валлонию. Этот союз должен объединить все антиамериканские и борющиеся против засилия евробюрократии правые партии Европы. Ещё недавно от них можно было небрежно отмахнуться «Подумаешь, маргиналы какие-то!»

Но на всех последних выборах в своих странах французский Национальный фронт и австрийская Партия Свободы уверенно набирали больше 20%, а по данным социологических опросов на выборах в Европарламент 25 мая 2014 года Европейский альянс за свободу наберёт 30%.

Это будет слом всей политической картины Европы после 1945 года, когда боролись и попеременно приходили к власти только правоцентристские консерваторы и социал-демократы. Теперь остановить Европейский альянс за свободу сможет только трудное и неустойчивое объединение консерваторов и социал-демократов, и ещё неизвестно – удастся ли им создать такое объединение. В любом случае Альянс уже невозможно будет игнорировать.

Евробюрократы уже в панике. Сара Лоуфорд (Великобритания):

«Это будет самый экстремистский, самый радикальный парламент в истории Европы».

Или британское издание The Spectator:

«Завоевав значительное число мест в Европарламенте, националисты получат возможность уничтожить ненавистную им брюссельскую систему изнутри. Они смогут блокировать деятельность Еврокомиссии, подписание общеевропейских договоров, накладывать вето на большую часть законопроектов и тормозить принятие бюджета. Всё это парализует систему принятия решений и приведёт в итоге к кризису легитимности ЕС».

Несомненным лидером Альянса является именно Марин Ле Пен, вместе с отцом Жаном-Мари Ле Пеном вытянувшая на себе всю тяжесть борьбы ещё в те времена, когда Национальный фронт был совсем маленькой партией, казалось бы, не имевшей шансов на полноценное участие в политической жизни. А важная особенность политических взглядов Марин Ле Пен – не только антиамериканская и антибрюссельская, но и весьма пророссийская направленность. Сильную президентскую власть и политику Путина она считает образцом для подражания в будущей Европе:

«Я признаю, и я этого не скрываю, что в некоторой степени восхищаюсь Владимиром Путиным. Он совершает ошибки, но кто их не совершает. Ситуация в России непростая, и нельзя ожидать, что все проблемы, появившиеся в результате распада СССР, решатся быстро, на это нужно время. Кризис может дать толчок переменам во внутренней и внешней политике Франции, которой давно пора перестать подчиняться США и развернуться в сторону России. Я не могу не переживать, когда вижу и чувствую, как наш президент по наводке американцев поворачивается к русским спиной. И не только он. С подачи американцев Россию демонизируют и французские СМИ».

Активно Марин Ле Пен поддерживала российскую позицию по недопущению войны против Сирии, а сейчас выступает категорически против договора об ассоциации с Украиной, считая его крайне враждебным актом, фактически агрессией против России.

В связи с событиями на Украине можно было бы ожидать, что правые националистические партии Европы будут активно контактировать и поддерживать украинских нацистов из «Свободы» и «Правого сектора». Но можно отметить отрадный факт: мараться дружбой с Тягнибоком и Ярошем европейские правые не хотят, и занимают в основном пророссийскую позицию. Поддержку «Свободы» и «Правого сектора» можно заметить только со стороны совсем уж мелких маргинальных партий. А в маленькой немецкой Национал-демократической партии произошёл раскол: какая-то часть партии поддержала переворот на Украине, а баварское её отделение выступило в поддержку России.

Также стоит заметить, что во Франции и в Венгрии пророссийские настроения имеет двухуровневый характер. Дружественную к России позицию занимает лидер французских голлистов и кандидат в президенты на выборах, предстоящих в 2017 году Франсуа Фийон, недвусмысленно продемонстрировавший свои взгляды во время встречи с Путиным на Валдае в сентябре 2013 года. Конечно, пророссийская позиция Фийона куда более умеренная, чем у Марин Ле Пен, зато он почти наверняка станет президентом Франции – нынешний президент Олланд крайне непопулярен и не имеет против него никаких шансов. То же самое в Венгрии. Умеренно-пророссийскую позицию занимает нынешний премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, знаменитый также борьбой за национализацию венгерского Центробанка, а более решительно Россию поддерживает правая партия «Йоббик», которая призывала европейских политиков признать результаты референдума в Крыму.

В Германии с этим сложнее, поскольку Германия – проигравшая сторона во Второй мировой войне, и с тех пор связана определёнными внутриполитическими обязательствами. Партию, похожую на французский Национальный фронт, в Германии просто запретили бы, как неонацистскую. Конечно, Национальный фронт Марин Ле Пен не имеет с нацизмом ничего общего, но в Германии, как повод для запрета, это использовали бы.

Нынешний лидер Германии Ангела Меркель сейчас призывает не вводить против России серьёзных экономических санкций из-за воссоединения Крыма. Но ведь это она сделала всё для победы нынешнего режима в Киеве, что и заставило Россию действовать в Крыму. И что ещё важнее, Ангела Меркель – активный сторонник трансатлантической зоны свободной торговли. Таким образом, мы наблюдаем парадоксальную ситуацию, когда страна, больше всех заинтересованная в независимости Европы от США и установлении дружественных отношений с Россией, меньше всех готова к действиям для этого.

Отметим также, что геополитическое будущее России все-таки — в группе БРИКС, союзе с Китаем и ещё более тесном союзе с Индией, которая с апреля 2013 года ведёт переговоры о вступлении в ЕврАзЭС. Как подчеркнул российский вице-премьер Игорь Христенко, речь идёт не о какой-то зоне свободной торговли, а о полномасштабном вступлении Индии в ЕврАзЭС. Но перспективы российских отношений с Индией и Китаем – это слишком большие отдельные темы.

А в отношении Европы Россия заинтересована в том, чтобы Европа стала самостоятельным центром силы в многополярном мире, равным России и независимым прежде всего от США.

С Европой у России возможна только зона свободной торговли, и то не сейчас, а в более отдалённом будущем. Таким образом, когда по мере нарастания недовольства американской гегемонией и проблем с иммигрантами, правые националисты в Европе будут завоёвывать всё большую поддержку, России нужно решить по крайней мере две задачи:

— Не допустить создания трансатлантической зоны свободной торговли США и ЕС.

— Избежать серьёзных европейских санкций за воссоединение Крыма и поддержку пророссийских сил на Юго-Востоке Украины. Не допустить приёма Украины в НАТО. А в дальнейшем – урегулировать украинский кризис в приемлемом для России варианте, то есть с интеграцией всей Украины или большей её части в ТС и российскую оборонную систему. О конкретных правовых формах – федерализация Украины или что-то другое – можно будет подумать, главное – фактическое положение дел.

Эти задачи, хоть и с большим напряжением, но выполнимы.

Также надо отметить, что европейские правые держатся только на мощной народной поддержке, и имеют очень слабые позиции в европейской элите – бюрократической, финансовой и т.д. А Россия при Путине неплохо освоила коммуникации с зарубежными элитами (один бывший канцлер Германии Шрёдер чего стоит!) но довольно слабо – с широкими слоями общества в других странах. Это, кстати, стало причиной крайне неприятного развития событий на Украине. Россия отлично поработала с ПР-овской частью украинской элиты, и добилась отказа Януковича от подписания договора об ассоциации с ЕС, но слабо поработала в плане коммуникаций с украинским народом. Ну, и что в результате ? Вместо Януковича в Киеве сидят Турчинов и Ярош, а все договорённости с Януковичем полетели в мусорное ведро. Для серьёзной работы с Европой этот изъян необходимо исправить.

России нужно освоить новый язык коммуникации, адресованный не к европейским элитам, а к европейским народам.

И тогда Марин Ле Пен и прочие друзья России смогут повлиять на европейскую политику благоприятным образом и наладить широкое сотрудничество с Россией по многим конкретным вопросам. А когда-нибудь – может, и до континентальной зоны свободной торговли ЕС-ЕврАзЭС дело дойдёт.

comments powered by HyperComments