Цивилизация и вызовы времени  //  Проект Фонда Изучения Исторической Перспективы

Парижские семинары. Круглый стол на тему: “Миграционный кризис и преступность”

Круглый стол на тему: “Миграционный кризис и преступность”

Институт демократии и сотрудничества, Париж, 12 апреля 2016 г.

12 апреля 2016 года в Институте демократии и сотрудничества (Париж) состоялся круглый стол, приуроченный к выходу книги Жана-Батиста Ноэ и Ксавье Рофера «Миграционный вызов» в издательстве Бернар Джованджели (Bernard Giovangeli). В мероприятии приняли участие:

Жан-Батист Ноэ, французский историк и преподаватель истории, автор книги “Миграционный вызов”

Ксавье Рофер, криминалист, соавтор книги “Миграционный вызов”

Айссар Мидани, франко-сирийский эксперт, специалист по военным конфликтам в Сирии

Екатерина Нарочницкая, вице-президент Института демократии и сотрудничества, ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН, директор Центра исследований и аналитики Фонда исторической перспективы, кандидат исторических наук, главный редактор экспертного портала «Перспективы».

В качестве председателя круглого стола выступила президент Института демократии и сотрудничества Наталия Нарочницкая.

В приветственном слове Наталия Нарочницкая отметила, что целью мероприятия является обсуждение различных аспектов, а также истоков и путей разрешения миграционного кризиса, продолжающегося в Европе с лета 2015 года.

“СМИ много говорят сегодня о миграционном кризисе, однако никто не говорит о его истоках, о причинах, по которым люди покидают Ближний Восток”, — заметила Наталия Нарочницкая.

Жан-Батист Ноэ выступил с докладом о причинах и возможных путях разрешения миграционного кризиса.

Будучи членом муниципального совета коммуны в департаменте Ивелин, Ноэ на собственном опыте столкнулся с реалиями миграционного кризиса: правительство постоянно направляет в его коммуну мигрантов. Ноэ раскритиковал позицию французского государства по вопросу приема мигрантов:

“Две вещи удивляют меня больше всего в ситуации миграционного кризиса: с одной стороны, это всесильное государство, навязывающее коммунам мигрантов, не утруждаясь выяснить, есть ли у них реальная возможность принять этих людей: разместить их, прокормить, обеспечить им занятость. С другой стороны, это бессильное государство, не способное справиться с преступностью и беззаконием, возникающим в результате его решений”.

Однако, по убеждению историка, этот кризис начался не в 2011 году, когда разгорелся сирийский конфликт. Ноэ представил пять актов (по примеру классического театра), по которым развивался этот кризис:

Акт 1.     Распад Югославии и создание мафиозного государства в Косово

По словам историка, именно албанская мафия, окрепшая в результате создания Косово, принимает активное участие в трафике мигрантов.

Акт 2.     Интеллектуальная беспомощность элит

“Мы не можем понять истинную причину этого феномена. Мы говорим о миграционных потоках, не понимая, что причины, по которым люди покидают Сирию, отличаются от причин миграции из Кот-д’Ивуара или Сомали. Чтобы победить кризис, нужно сначала разобраться в этих причинах”, — считает историк.

По убеждению докладчика, европейские элиты, а также СМИ склонны к отрицанию реальности. Как преподаватель Ноэ обеспокоен наметившейся тенденцией во французском образовании к переписыванию истории страны и перекраиванию ее культуры путем замалчивания фактов, о которых, по его убеждению, необходимо говорить.

“Принимая у себя множество людей иных культур, они [европейские элиты – прим. пер.] мечтают о создании “нового человека”, не знающего ни культуры, ни корней, ни истории, ни границ, однако забывают о том, что у приезжих есть их собственная история и культура, и совершенно естественно, что они привязаны к ней, хотят ее сохранить, и никому не по душе идея о человеке без культуры, без отечества, без идентичности”.

Акт 3.     Идея о том, что миграционный поток – благо для экономики

Предполагается, что иммиграция должна компенсировать последствия демографического кризиса в Европе, однако в реальности ее польза для экономики сомнительна. Опыт Франции 1960-70-х годов показал, что не более трети мигрантов из Северной Африки устраивались на работу. К тому же, импорт дешевой рабочей силы позволял предприятиям не думать о том, как стать более эффективными. Этот поток иностранных работников также стал причиной дефицита квалифицированных кадров на их родине – его еще называют «утечкой мозгов», а также в определенной степени способствовал еще большему упадку в странах, из которых эмигрируют специалисты различных отраслей.

 

Акт 4.     Ответственность Европы за уничтожение Ливии

После западной интервенции это государство превратилось в рассадник терроризма, а также стало одним из главных поставщиков мигрантов, не только из самой Ливии, но и беженцев из других стран Ближнего Востока.
Акт 5.     Политика Германии

Рейтинг популярности канцлера Меркель резко упал из-за ее неспособности справиться с миграционным кризисом, а также после событий в Кельне в декабре 2015 г. Пригласив в страну беженцев с Ближнего Востока, Германия вдруг обнаружила, что не может справиться с этим потоком, и теперь пытается перераспределить мигрантов по другим странам. Немецкое правительство готово платить Турции за содержание сирийских беженцев. Таким образом политический капитал зарабатывается на жизни людей, многие из которых умирают или содержатся в недостойных условиях.

Анализируя вышеописанный кризис, Жан-Батист Ноэ настаивает на необходимости изучения самого миграционного потока: зон отправки мигрантов, зон их прибытия и транзитных зон. Очевидно, что решать проблему нужно в корне, то есть в странах, откуда уезжают мигранты.

По мнению докладчика, необходимо также поменять образ Европы как главной зоны приема беженцев – с ее системой социальной помощи и хваленой толерантностью. Прежде всего, необходимо с уважением относиться к людям, как к приезжим, так и к принимающим их.

Чтобы решить проблему, заключил историк, нужно прежде всего прекратить обманывать людей, обещая им райскую жизнь в Европе, и честно предупреждать их о том, что им придется жить в тяжелейших условиях лагерей для беженцев. Необходимо учитывать предпочтения европейцев и сделать все, чтобы люди могли оставаться на своем месте.

Следующий докладчик, Ксавье Рофер, рассказал о криминальном аспекте миграционного кризиса. Рофер согласился с тем, что европейские элиты склонны к отрицанию реальности. По словам эксперта, люди, принимающие решения в Брюсселе, отказываются даже слышать о том, что в числе огромного потока беженцев могут находиться не только жертвы, но и потенциальные преступники и террористы.

По его убеждению, европейские лидеры просто-напросто не способны бороться с проблемой.

“Не стоит заблуждаться: это не злой умысел, не попытка изменить этнический состав европейского населения. Это просто-напросто парализующий ужас, полная неспособность предпринять хоть что-то, когда у них на попечении внезапно оказался миллион человек, которых они впустили”.

По словам Рофера, перевозка мигрантов, по большей части, дело рук криминальных структур:

“Бандиты, предатели и оппортунисты промышляют во всех незащищенных зонах между Сирией и Турцией. Еще со времен Османской империи, контрабандисты занимаются незаконной продажей всего, что турецкое или сирийское правительство облагает налогами. Теперь эти же структуры занялись трафиком мигрантов – в ту же минуту, как они поняли, что на этом можно заработать”.

По словам Рофера, отправка и прием беженцев – огромный рынок: к примеру, согласно последним европейским исследованиям, 85% сирийских переселенцев в Турции живут за пределами лагерей для беженцев, в то время как турецкое правительство продолжает получать миллиарды долларов на их содержание.

Криминалист отметил также, что перевозящие мигрантов бандиты самым бессовестным образом эксплуатируют своих пассажиров: спасательные жилеты на борту продаются по 200 долларов за штуку, бутылка воды стоит 50 долларов.

Рофер убежден, что 60-70% сирийских повстанцев, воюющих за ИГИЛ, на самом деле обыкновенные бандиты, которых привлекает возможность запугивать людей и взимать с них дань (они переходят от войны к торговле оружием или людьми с той же легкостью, с какой они переходят из одной бригады джихадистов в другую), и, если удача отворачивается от них, они не раздумывая покидают страну и пополняют ряды беженцев.

Криминалист предупреждает: если исламисты объявляют о чем-то – они, как правило, не лгут. По словам докладчика, в прошлом году сами представители ИГИЛ сообщили о том, что им удалось обнаружить в общем потоке беженцев около 4000 своих сторонников.

“Парижские теракты показали, на что способны всего несколько десятков экстремистов. И об этом никто не подумал заранее, никто этого не предусмотрел”, — констатирует докладчик.

Более того, по словам Рофера, следы 130 тысяч мигрантов, прибывших в Германию в 2015 году, потеряны немецкими властями: никто не знает, куда они направились.

Поток мигрантов огромен, но к его приему никто не подготовлен, заключает криминалист.

Следующей с докладом выступила Айссар Мидани. В своем выступлении Мидани рассказала о положении дел в Сирии, причинах массовой эмиграции из страны, а также о мерах, предпринимаемых сирийским правительством для возвращения беженцев.

По словам Мидани, 5 лет назад в мире не было ни одного беженца из Сирии. Сирия была процветающей страной с быстрорастущей экономикой, притягивавшей внимание инвесторов со всего мира, в том числе и из Европы.

Серьезные проблемы начались после протестов 2011 года, организованных, по убеждению эксперта, американцами и европейцами. За последние 5 лет сирийский народ прошел через ад, он был жертвой терроризма и насилия. В стране царит настоящее беззаконие, народ угнетен, экстремисты навязывают людям собственные законы и жестоко карают за их неисполнение, сообщает Мидани. Люди лишены самого необходимого, например, такие города как Алеппо уже 2 года живут без воды, отмечает докладчик.

“Люди начинают терять надежду. За 5 лет люди лишились своих домов, работы и часто своих семей. Они видят один выход – уезжать в надежде найти работу и жизнь за рубежом”.

Однако все эти годы сирийцы не прекращали сопротивления, сирийское общество, по мнению Мидани, противостоит терроризму не менее отважно, чем военные: в кратчайшие сроки создаются сотни организаций по приему беженцев из особо пострадавших районов в крупных городах.

При этом, как сообщает эксперт, сирийское правительство пытается сохранить базовые институты, государство продолжает выполнять свои функции, а сирийские военные порождают наступать.

“Призыв на помощь российских военных, российская интервенция, сотрудничество Сирии и России – все это внесло качественные изменения в состояние морального духа людей. Наступление российских войск фантастически способствовало уничтожению обитающих на территории Сирии диких орд”, — считает Мидани. По ее словам, в Сирии сегодня действует более ста мелких террористических организаций, являющихся ничем иным как ответвлениями Аль-Каиды, пользующихся поддержкой со стороны Турции.

По утверждению Мидани, в 2015 году, в момент, когда сирийская армия начала делать успехи, и Сирия стояла на пороге восстановления, в социальных сетях началась кампания, призывающая сирийцев уезжать из страны. В результате этой кампании Сирию в массовом порядке покидают молодые дипломаты, инженеры, врачи.

“Цель была в том, чтобы оставить страну без компетентных специалистов, сделать ее беспомощной в интеллектуальном плане как раз в момент начала восстановления государства. Для нас это явилось еще одним актом агрессии против Сирии”.

В заключение Айссар Мидани рассказала о недавнем призыве сирийского правительства ко всем гражданам, покинувшим страну: правительство ждет их возвращения и обещает всеобщую амнистию. Другая благоприятная тенденция, по мнению эксперта, в стремлении к примирению внутри сирийского общества.

В завершение Айссар Мидани заверила собравшихся в том, что Сирия в скором времени отстоит свою независимость и заставит уважать ее суверенитет.

Екатерина Нарочницкая в начале своего выступления затронула тему миграции в России. Поскольку Россия занимает второе место в мире по числу мигрантов после США, ей часто приходится сталкиваться с теми же проблемами в этой области, что и Европе, однако, как отмечает российский эксперт, есть и существенные отличия. Они касаются как этнического состава мигрантов (который в России на 80% состоит из выходцев с территорий бывшего СССР, а в Европе крайне разнороден), так и философских аспектов миграционной политики:

“Хотя у российских экспертов и представителей власти принято копировать Запад, России не присущ “иммиграционизм”, то есть идеология, запрещающая конкретные, серьезные дебаты на тему иммиграции, так же как не существует здесь идеологии постнационального мира и общества. Как раз наоборот”.

По мнению Екатерины Нарочницкой, именно наличие сильной национальной идентичности помогает России управлять миграционным потоком и решать проблемы интеграции мигрантов в российское общество.

По словам эксперта, российский взгляд на ситуацию с мигрантами в Европе отличается от видения европейских официальных лиц, видящих в миграции исключительно позитивное, необходимое явление. Российское общество крайне обеспокоено последствиями этого процесса, отмечает Нарочницкая. В подтверждение своих слов российский историк продемонстрировала несколько выпусков научного журнала ИНИОН РАН под названием “Актуальные проблемы Европы”, последние 16 номеров которого так или иначе касались ситуации с беженцами в Европе.

По мнению эксперта, миграционный кризис 2015 года в Европе внес существенные изменения в понимание миграционной проблематики как таковой:

  • Кризис доказал несостоятельность официального взгляда на будущую динамику миграции. Прогнозы экспертов о постепенном уменьшении миграционного потока не оправдались: как мы увидели, этот поток движется волнообразно, и сегодня никто уже не в состоянии делать однозначные прогнозы.
  • Кризис привел к переориентации миграционных потоков: сегодня большинство беженцев оседают в соседних странах, а Европа принимает у себя не более 6% беженцев со всего мира, что может быть свидетельством начала долгосрочных изменений.
  • Кризис придает новую форму и новый масштаб регулярной миграции, поскольку поток беженцев смешивается с другими потоками мигрантов.
  • Кризис сделал соображения нравственного порядка (сочувствие беженцам, желание оказать им помощь) центральным аргументом в дебатах об иммиграции вообще.
  • Кризис стал предлогом для активизации групп, выступающих за полное открытие границ, а также способствовал стиранию различий между понятиями беженца и нелегала.
  • Кризис обострил и углубил разногласия по вопросу миграции внутри европейского общества.

“Подытоживая вышесказанное, можно сделать два вывода. Во-первых, текущий кризис делает иммиграцию в глобальном масштабе гораздо менее предсказуемой и поддающейся контролю. Во-вторых, он подрывает основы идеологии, согласно которой, позитивный характер миграции не подлежит сомнению, а также утверждения о том, что этим процессом можно управлять и использовать его на благо экономики”, — заключает Екатерина Нарочницкая.

comments powered by HyperComments