Цивилизация и вызовы времени  //  Проект Фонда Изучения Исторической Перспективы

Германский интерес

zachem_frg_pomogaet_ssha_razrushaty_poslevoennyy_miroporyadok_v_evrope

Зачем ФРГ помогает США разрушать послевоенный миропорядок в Европе?

Приняв законопроект о военной поддержке Украины, прежде всего — оружием и боевой техникой, Конгресс США фактически задекларировал намерение об участии своей страны во внутриукраинском конфликте. Если американский президент Барак Обама подпишет этот документ, то, таким образом, он официально подтвердит, что США вступили в гражданскую войну на стороне киевских властей.

В западной части Европы это сообщение из-за океана встретили сдержанно. Зато в восточной, как говорится, не было предела ликованию (властей – не народа). Появилась реальная возможность «наказать Россию» за «оккупацию», под которой нынешние «младоевропейцы» оказались в результате освобождения их от фашизма Красной армией. При этом и комплексующая от своей второсортности в «семье» европейских народов Польша, и возомнившие себя великими в составе НАТО и ЕС Литва, Латвия и Эстония, и продающая Западу свое геополитическое положение Украина, которая тоже — «це Эуропа», и другие государства, расположенные далее на юг, включая Балканы, так и не поняли, что Америка и страны «старой» Европы — все вместе и каждая в отдельности — ведут свою игру.

Особый интерес здесь вызывает Германия как самая мощная в Европе страна и наиболее пострадавшая от послевоенных решений держав-победительниц.

Сегодня решение американских законодателей предполагает расширение локального украинского конфликта до масштабов, как минимум, региональной войны, в которую может быть втянута и Россия.

В этом контексте стоило бы не в последнюю очередь задуматься над тем, почему канцлер ФРГ А. Меркель, например, еще в январе на экономическом форуме в Давосе заявила: ««Аннексия Крыма — это не просто аннексия. Это нарушение ценностей, благодаря которым был создан европейский миропорядок после завершения Второй мировой войны, а именно — признания границ и уважения территориальной целостности». В июне она в очередной раз повторила этот тезис, не единожды озвученный ею ранее. В материале «Почему саммит G7 должен выйти за рамки кризисной дипломатии», опубликованном в канадской газете «Globe and Mail», А. Меркель написала: «Кто бы мог поверить в то, что через 25 лет после окончания холодной войны европейский миропорядок будет поставлен под сомнение аннексией Крыма».

Возникает вопрос: о каком, собственно, европейском миропорядке идет речь? После окончания войны пол-Европы оказалась в сфере влияния СССР, а другая часть попала в полную зависимость от США. И о какой части европорядка – западной или восточной говорит фрау Меркель?

Что же касается такой ценности, как нерушимость границ, то в Европе она, эта самая нерушимость, была уничтожена разрушением Югославии силами НАТО в 1999 г. и незаконным признанием «международным сообществом» независимости Косово. В мировом же масштабе границы были установлены не по результатам Второй мировой войны, а после принятия Хельсинкской декларации 1975 г., которая стала ловушкой для СССР/РФ именно в части незыблемости границ, с легкостью попранной позже западными «партнерами».

Вместе с тем, необходимо отметить, что в соответствии именно с послевоенным миропорядком Крым входил в состав Российской Федерации, которая стала правопреемницей Советского Союза. Следовательно, восстановление послевоенных границ путем добровольного возвращения Крыма в состав России не может быть по определению названо аннексией. И второе: неужели Ангела Меркель, неоднократно повторяя требование блюсти послевоенные границы как высшую ценность и ссылаясь при этом на Крым, мечтает о возврате Германии к границам, которые были определены ей в результате безоговорочной капитуляции во Второй мировой войне? Хочет восстановить независимую ГДР? Югославию? Разумеется, нет.

Скорее, выступая главным проводником англосаксонской политики на континенте, Германия под эгидой США пытается сломать «ялтинскую систему». Практически этот «слом» означает пересмотр итогов Второй мировой войны, который может стать началом нового передела Европы.

Главным пострадавшим в результате крушения «ялтинской системы» станет Польша, член Европейского Союза и НАТО. В результате Ялтинских, а потом Потсдамских соглашений она получила ряд территорий, ранее принадлежавших фашистской Германии: город Гданьск, южная часть Восточной Пруссии, большая часть Поморья и Силезии, восточная часть Бранденбурга, города Вроцлав, Щецин, Ольштын, Ополе и спорный с Чехословакией город Клодзско. Общая территория этих обретенных земель, как их называют поляки, составляет 103 788 квадратных километров, где в 1939 г. проживало 8,8 млн человек. В момент передачи этих земель Польше там было уже только 4,5 млн человек, в том числе 1 млн поляков и украинцев. Эти территории Польша получила взамен утраченных на Востоке, которые были переданы тогда СССР, а сегодня принадлежат разным «незалежным» государствам.

Но сначала ГДР (в июле 1950 г.), а затем и ФРГ (в декабре 1970 г.) признали территориальную целостность Польши в этих границах, о чем были подписаны соответствующие двусторонние соглашения — Згожелецкий договор и пакт Брандт-Циранкевич. После объединения Германии между правительствами ФРГ и Польши в ноябре 1990 г. был подписан договор, подтверждающий эти границы. Надо полагать, что именно за такие щедрые дары поляки называют нас оккупантами?

Кстати, Вроцлав раньше был Бреслау и Польше не принадлежал. Об этом тоже в Польше никто и не заикается, зато по поводу и без повода вспоминают т.н. пакт Молотова – Риббентропа (Договор о ненападении между СССР и Германией), когда СССР якобы забрал у Польши Западную Белоруссию и Западную Украину. Но к тому моменту, когда в сентябре 1939 г. на польскую территорию были введены советские войска, такого государства, как Польша, уже не существовало: оно пало под ударами гитлеровских войск, правительство бежало, бросив страну на произвол судьбы, армия капитулировала. Этот вынужденный для собственной безопасности, с точки зрения СССР, раздел Польши считается почему-то несправедливым, а передача после войны Сталиным полякам Силезии и Померании, наоборот, — справедливой, и оспаривать сей «постулат» поляками категорически возбраняется.

Несколько странная получается «оккупация» при том, что Польша без всяких на то усилий получила четверть Германии, в то время как за освобождение этой земли пали около 670 тыс. советских солдат. Между прочим, даже ГДР не соглашалась отдавать полякам Щецин, и вопрос о городе был решен под нажимом СССР только в 1956 г.

Сильно возмущается советской «оккупацией» и Прибалтика. Стоит напомнить беспамятным, в частности, литовцам тот факт, что нынешнюю столицу Вильнюс Литве подарил СССР. Литовское население Вильнюса тогда составляло 1%, а польское — большинство. СССР также вернул в состав республики город Клайпеду — прусский Мемель, принадлежавший литовцам в 1923-1939 гг. и аннексированный Третьим рейхом. В 1991 г. руководство Литвы осудило пакт Молотова – Риббентропа и с тех пор гневно осуждает это соглашение ежегодно, но Клайпеду немцам не возвращает…

После 1991 г. Чехия тоже убрала памятники советским солдатам и объявила, что День Победы знаменует замену одной диктатуры другой. Однако именно по настоянию СССР Чехо­словакии вернули Судетскую область с городами Карловы Вары и Либерец, где 92% населения составляли немцы. Напомним, что когда западные державы на Мюнхенской конференции в 1938 г. поддержали аннексию Германией Судет, против выступил только Советский Союз. Тогда же, заметим, поляки отторг­ли от Чехословакии Тешин­скую область и после войны не хотели её отдавать, настаивая на референдуме. После давления СССР на Польшу и поддержки чехословацкой позиции Тешин возвратили чехам, закрепив этот факт договором от 1958 г. К слову, премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль в своих мемуарах о роли Польши в событиях 1938 г. сказал так: «…Той самой Польши, которая всего полгода назад с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении чехословацкого государства».

СССР щедро одаривал землями всех, кто сегодня, мягко говоря, относится к России с «некоторой нелюбовью». Но если будет сломана «ялтинская система», то Польше надлежит отдать Силезию, Померанию и Пруссию назад немцам, Украине вернуть свою западную часть полякам, Черновцы — румынам, Закарпатье — венграм, Литве отказаться от Вильнюса и Клайпеды, Румынии — от Трансильвании, Чехии — от Судет и Тешина, Болгарии — от Добруджи. И тогда все будет абсолютно честно. Однако вряд ли кто захочет добровольно отдать свои нынешние территории.

Таким образом, любая попытка отказа от общепризнанных итогов самой кровавой в истории человечества войны может привести, без преувеличения, к непредсказуемым последствиям и вызвать череду конфликтов между такими странами, как Германия, Польша, Россия, Украина, Беларусь, Молдова, Япония и даже Монголия.

Нельзя не напомнить также и о том, что Калининград когда-то назывался Кёнигсбергом и обязан своему новому качеству субъекта Российской Федерации все тем же Ялтинским и Потсдамским соглашениям. Следует сказать также и о погроме, который послевоенные польские и чехословацкие власти учинили на «возвращенных территориях», — из Померании и Судет было изгнано 14 млн немцев. И если жители Кёнигсберга (Калининграда) переселялись в ГДР на протяжении шести лет (до 1951 г.), то из Польши и Чехословакии их выселили за 2-3 месяца, а многим немцам дали всего 24 часа на сборы и сотни километров заставили идти пешком с тяжелыми вещами в руках. История, как известно, не терпит сослагательного наклонения, но все-таки очень любопытно: что осталось бы от территорий тех стран, которые в год 70-летия Победы называют свое освобождение Красной армией «оккупацией», если бы СССР остановился на своих государственных границах и не пошел вглубь Европы?

Да одни воспоминания, не больше того…

И мне думается, что фрау Меркель сознательно делает акцент на словах «аннексия Крыма». Говоря так, она, наверняка, имеет в виду тот исторический факт, что после войны Германия потеряла значительные территории. И посылает союзникам сигнал о том, что неплохо было и вернуть «заимствования».

История, между прочим, свидетельствует о том, что участие в военном блоке и договоры о военной взаимопомощи исполняются далеко не всегда. Чехословакия, например, безуспешно ждала помощи от гарантировавших незыблемость ее границ Франции и Британии. Правда, после нападения Гитлера на Польшу они вступили в войну, но чем это помогло Польше?

Недавняя социология еще раз подтверждает эти выводы. Как сообщила ежедневная американская газета «The Wall Street Journal» («Дневник Уолл-стрита») от 15.06.2015 г., по данным опроса, проведенном в Германии, Франции и Италии, «население этих стран выступает против защиты пограничных натовских государств от российского нападения». В Германии меньше всего энтузиазма на сей счет. Такое отношение говорит о том, что зашатался сам фундамент, на котором стоит НАТО, пишет газета. Потому вряд ли Украина дождется военной помощи от Европы, а также Прибалтика или Польша, если Россия «вдруг» решит ввести в эти страны свои войска. Невозможно объяснить немецкому бюргеру или французскому буржуа, зачем он должен отправить своих солдат умирать за то, чтобы, скажем, граница между Россией и Украиной пролегала так, а не иначе.

При этом все западные политики, которые пугают своих избирателей российской агрессией, не отвечают на главный вопрос: зачем России это надо и надо ли вообще? Конечно, после воссоединения с Крымом говорить о том, что Россия не заинтересована в расширении своей территории стало сложнее, но, как любят повторять наши западные «партнеры» про беззастенчиво отобранное у Сербии Косово, «это уникальный случай». Если «уникальный» в смысле, не имеющий прецедента, то с этим утверждением можно было бы и согласиться. Но косовский пример свидетельствует, в первую очередь, о грубейшем нарушении всех международных правовых норм и попрании устоявшегося миропорядка.

В отличие от Косово, если уж проводить подобные параллели, Крым не был захвачен военным путем (украинские военные никакого сопротивления не оказали). На полуостров не нужно было вводить российские войска, так как они там присутствовали на законных основаниях. И сомнений в том, что «революционные» украинские власти потребуют вывода российских войск из Крыма, а Запад это требование активно поддержит, — не было. Безусловно и то, что в Крым немедленно были бы введены войска НАТО. А это уже создавало близкие угрозы обороноспособности континентальной России и внутриполитической обстановке в стране. Поэтому случай с возвращением Крыма в состав России поистине уникален и не может быть сопоставим с Косово, тем более — рассматриваться в качестве прецедента: другой такой территории, населенной русскими, и с российскими военными базами, расположенными там более двух веков, больше нигде нет.

Ранее председатель Госдумы Сергей Нарышкин, выступая в Брюсселе, объяснил журналистам, что ссылка «решения ПАСЕ на крымские события неправомочна, потому что воссоединение Крыма с Россией было осуществлено на основании результатов самой демократичной процедуры — референдума, когда 97% жителей Крыма высказались за воссоединение со своей Родиной — Россией».

По его мнению, если следовать логике тех, кто называет это историческое событие «аннексией», то тогда с такой же легкостью «авторам этой логики можно говорить о том, что ФРГ аннексировала Восточную Германию».

«Но Россия категорически против такой логики как в случае с ГДР, так и в случае с Республикой Крым. Мы всегда против «двойных стандартов»», — подчеркнул Нарышкин. По этой причине «аннексия Крыма» не может быть основанием для введения антироссийских санкций. Впрочем, не было бы Крыма, нашелся бы другой повод.

Отметим также, что Россия могла бы без особых проблем присоединить и Южную Осетию, и Абхазию, и Донбасс, и Приднестровье, однако этого не делает. Российские войска имели возможность в августе 2008 г. с минимальными потерями занять Грузию, а в марте прошлого года — территорию исторически российских Новороссии и Бессарабии, но ничто не указывает на то, что такие планы рассматривались Москвой. Как нет никаких доказательств и тому, что на территории ДНР/ЛНР находятся российские регулярные войска. Спрашивается: зачем в таком случае России нападать на страны Прибалтики или на Польшу?

Вашингтон прекрасно понимает, что Россия не собирается осуществлять вооруженное нападение на Европу. Борьба за Украину идет потому, что под видом европеизации страну готовили к вступлению в НАТО. Штаты пересекли «красную черту» в расширении НАТО еще в середине «нулевых» годов, включив в альянс страны Прибалтики, а нынешняя «операция Украина» стала уже прямым вторжением на исконно русские земли. Именно Штаты не оставили нам выбора в реакции на украинские события, а теперь пытаются использовать их для построения антироссийского заградительного вала в Восточной Европе.

Причем этот вал им нужен не в военном смысле – а в геополитическом. Необходимо отделить Европу от России – экономически и политически, чтобы предотвратить как возможность германо-российского альянса, так и эмансипации единой Европы от атлантической опеки. Следует, видимо, напомнить, что уже вскоре после Второй мировой войны Западная Германия стала крупнейшей по экономическому потенциалу страной Западной Европы. А после объединения ГДР и ФРГ в 1990 г. лидерство Германии ее еще более упрочилось. Oнa была и остается локомотивом европейской экономики. Объём ВВП занимает второе (после США) место в мире по объёму экспорта. Будучи крупнейшей страной Евросоюза по количеству населения, она имеет гигантский внутренний рынок и легкий доступ к растущим рынкам в Европейском сообществе. Германия — главный экспортер в мире после Китая.

Но мощная Германия США не нужна, поскольку там осознают, что «мощная Германия — это мощная Европа». А США хотели бы видеть, как Германию, так и всю Европу национально безликим конгломератом неких территорий, объединeнных общей конституцией и общим руководством, обслуживающим американские интересы. Проект «Украина» и связаннный с ним военно-политический хаос на Европейском континенте — одна из задач Вашингтона. Америке во что бы ни стало необходимо остановить сближение Европы и России.

«И потому, — как сказал один политический деятель, — при прямом руководстве США в центре Европы, на границе между Европой и Россией, синим пламенем горит Украина».

Плюс к этому над целостностью Евросоюза, ставшим «хрустальной мечтой» немецкой «канцлерин» Ангелы Меркель, нависли огромные долги Греции и украинский кризис, в который как в «черную дыру» проваливаются миллиарды евро финансовой помощи. А лопнет еврозона – развалится и Евросоюз. Но многим силам на Западе нынешняя турбулентность только на руку. По крайней мере, они так думают. И надеются загнать Россию в угол, чтобы что-то урвать и для себя. На ее землях – прежде всего, но и в Европе – тоже.

Так можно ли говорить, что послевоенные принципы мироустройства, разработанные на Ялтинской конференции, продолжают действовать? В политическом плане многие ее решения сегодня не соблюдаются. Например, по итогам этой конференции Германия должна быть полностью очищена от нацизма. Ей запрещалась всяческая помощь в насаждении нацизма в других государствах. Но сегодня Германия поддерживает киевский режим, несмотря на его откровенно националистический характер. К государственному перевороту в Киеве она тоже немало политико-финансовых усилий приложила.

И складывается впечатление, что поддержка Германией нынешней Украины далеко не случайно противоречит Ялтинским соглашениям.

Накопив с помощью США значительные запасы финансово-экономического «жирка», нынешняя Германия тоже хочет стать самостоятельным игроком мирового масштаба.

Ялтинские соглашения Германию уже стесняют, как стесняли ее предшественницу – гитлеровскую Германию Версальские соглашения, согласно которым был аннексирован ряд ее территорий в пользу Польши, Чехословакии, Франции, Дании, Бельгии и Литвы. «Аннексия» Россией Крыма явно вызывает у фрау Меркель необычный интерес, который она искусно прикрывает хитрыми словесами о некоем «европейском миропорядке». Поставки Киеву американского оружия и техники дают возможность этот «миропорядок» изменить. И окончательно залечить былые исторические раны.

В этом, похоже, и состоит главный германский интерес относительно Украины. Сегодня также понятно, что и американский интерес заключается в том, чтобы разрушить устоявшийся послевоенный порядок в Европе. Дробление Югославии с последующим насильственным обособлением Косово было лишь репетицией начавшегося европейского передела. Искусственно созданный США украинский конфликт позволяет запустить в действие процесс разрушения границ и государств в полном соответствии с «принципом домино», где первой должна пасть созданная из чужеродных «лоскутов» Украина.

Таким образом, на донбасской и луганской земле совпадают стратегические американские и германские цели по дальнейшему переустройству Европы. Как было в начале и той трагедии, которая захлестнула мир в 40-х годах прошлого столетия. Сегодня исключительно Германии по силам остановить эту новую геополитическую бойню, пока она еще в зародыше. В руках Берлина опять, без преувеличения, судьбы всего человечества. Россия тоже повторяет свой исторический виток более чем 70-летней давности, оказавшись, по сути, в предвоенной ситуации. Объединенная (теперь Америкой) Европа пребывает в похожей ситуации. Что дальше?

comments powered by HyperComments